Мотоль — одна из многочисленных деревень, расположенных на берегу реки Ясельда. Но, наверное, самая древняя, самая большая и самая отличительная, своеобразная.

2.jpg

Причина этому, конечно, удобное географическое расположение. В средние века рядом проходили торговые пути из Галицкой Руси в Великое княжество Литовское. Не так далеко располагались местечки и города: Янов-Полесский, Логишин, Пинск, Дрогичин, Береза, Телеханы. Местом многочисленных ярмарок был Мотоль. Да и позже — вплоть до наших дней - сохранилась эта традиция. Ну, а торговля, как известно, — двигатель прогресса. Поэтому социально–экономическое развитие Мотоля шло не только нога в ногу со временем, но, зачастую, и обгоняло его.

Тяжело определить точную дату появления поселения на месте сегодняшней деревни. Археологические раскопки показывают, что между рекой Ясельда и озером Жидинье располагались стоянки каменного века.

Первое же письменное упоминание о деревне найдено в актах Литовской метрики — государственного архива Великого княжества Литовского. «За паном Дарком 14 человек в Мотоли...» — эта запись, сделанная примерно в 1422 г., и дала повод считать датой основания деревни указанный год.

21.jpg

О возникновении Мотоля у местных жителей есть много преданий. Тяжело сейчас сказать, которое из них наиболее соответствует действительности, ведь в каждом — своя правда, свои предположения, своя аргументация.

Согласно одному из преданий, поселение на современной территории деревни сначала имело название Прохов. Во время татарского нашествия оно было сожжено, а большинство жителей погибло в неравном бою. Но это событие ставится под сомнение данными последних исследований белорусских историков, согласно которым на территорию современной Беларуси монголо-татарские племена не дошли. Думается, однако, что отдельный отряд монголо-татар мог все-таки пробиться в здешние края и наделать большой беды, отголоски которой обнаружились в преданиях и через столетия.

Второе предание, более позднее, относится к тем временам, когда по равнине и небольшим возвышенностям полесского Загородья проходил путь из Галицкой Руси в Великое княжество Литовское. Именно на этом пути, на торговой дороге из Пинска в местечко Бездеж, и построил предприимчивый человек по фамилии Мотыль трактир и постоялый двор для отдыха людей и лошадей. К Мотылю, усмотрев выгодность места, постепенно присоединялись другие люди — так и возникло поселение. «Паедзем да Матыля», — говорили тогда, закрепляя таким образом в сознании людей название новой деревни.

Некоторые говорят, что всё было значительно проще: в этом месте на лугах около реки, в море разнообразных растений и ароматных цветов, прекрасно чувствовали себя мотыльки. Их большое количество так поразило первых жителей, что они своему поселению и название дали соответствующее — Мотыль.

5.png

В начале XVI в. Мотоль входил в состав Пинского княжества, а Пинское княжество административно выступало составной частью Трокского воеводства.

В 1520 г. пинский князь Федор Иванович Ярославич передает эти земли Успенской Лещинской церкви. Есть и соответствующий документ об этом — «жалованная» грамота: «...Я, князь Федор Иванович Ярославич, чиним знакомито сим нашим листом, кому будет потреба их видети, или чути, слышати нынешним и напотом будучим. Придали есмо на церковь Божью Пречистое Богоматери в Лещи пять озер: одно озеро в селе нашем в Мотоли, на имя Мотоль, а второе озеро в Мотольской же земли на имя Жидень, а в Тышковичах две озере, на имя Мылне и Скупое, а пятое озеро в Порецкой земли, на имя Гоще...

А писал есми я, князь Федор Иванович Ярославич, сесь мой лист сим своею рукою. Писал в Пинску...».

После смерти Федора Ярославича его владения, в том числе и Мотоль, переходят к польскому королю Сигизмунду I Старому, который, в свою очередь, передает часть земель в управление своей жене Боне Сфорца.

8.1.jpg

Кстати, у мотолян существует предание, что центральная площадь местечка раньше называлась «пляц королевы Боны», которая, согласно тому же преданию, не раз сюда наведывалась, переселяя из Италии, откуда она была родом, мастеров-ремесленников. Среди жителей Мотоля распространены редкие фамилии (таких совсем нет в окружающих деревнях), например, Палто, Кульбеда, Шиколай, Кузюр. По-видимому, они итальянского и немецкого происхождения и происходят от тех людей, которых когда-то переселила королева Бона. Более точных исторических сведений об этом не найдено, но предание существует и, очевидно, имеет право на жизнь. В середине XVI в. Мотоль стал одним из центров ремесла и торговли, тут начали проводиться большие ярмарки, на которые приезжали из всех окрестностей.

9.png

Местечко быстро росло и, как свидетельствуют записи Центрального государственного исторического архива Литвы, по ревизии 1555 г. было отнесено к числу местечек с самоуправлением. Факт очень значительный и важный, ведь он давал мотолянам определенную независимость: они освобождались от феодальных повинностей, суда и власти воевод, старост и других государственных должностных лиц. Полученное Магдебургское право, согласно которому экономическая деятельность, имущественные права, общественная жизнь, сословное состояние жителей регулировалось собственной системой юридических норм, отыграло большую роль в развитии ремесленничества и денежно-товарного обмена. И главное – над жизнью и бытом мотолян не висел призрак крепостничества, которое господствовало в окружающих местах.

Уже в то время Мотоль славился своими ремесленниками, торговцами, вообще – умелыми людьми, которые и жнут, и ткут, и шкуры лучше всех в округе изготавливают, и печи кладут, и дома быстро и специфически строят. А еще – ярмарками, на которых можно было не только себя показать, других посмотреть, но и, главное, приобрести нужное в хозяйстве, продать свое изделие либо обменять его, договориться насчет других жизненных дел и т.п.

После введения «Устава на волоки» 1557 г. вместо общинного вводилось подворное землевладение. Хорошо это или нет? Можно по-разному на это посмотреть. Вместе с определенными свободами в пользовании землей реформа, однако, увеличивала и барщину, вдвое вырос оброк. Были и другие отрицательные для людей моменты.

Не удивительно, что в мотольских преданиях описанные выше явления и события занимают отдельное место. В них утверждается, что местные жители имели дарованную королевскую грамоту на «пергаменте», по которой все земли в Мотоле считались их собственностью, а сами мотоляне были подданными короля и ни одному феодалу в крепостничество не передавались. Но когда умирал король, то его преемник должен был подтвердить привилегии жителей новой грамотой.

А вот что свидетельствовала об этом член Императорского Русского географического товарищества Мария Сакович, сама, кстати, родом из соседней с Мотолем деревни Молодово, которая в 80-ые годы XIX в. вела тут историко-этнографические исследования и написала ученую работу «Крестьяне местечка Мотоль и их песни», изданную в 1888 г.: «...Крестьяне городка Мотоль к царствованию императрицы Катерины пользовались правами мещанства, которые им впервые даровала королева Бонна, и при вступлении на престол каждого из следующих королей Польских депутаты от Мотоля ездили вместе с Пинчуками и Логишинцами за подтверждением своих прав в Варшаву: у них сохранились привилегии от семи польских королей...»

О том, как мотоляне защищали свою независимость, сохранилось следующее предание. В депутацию от Мотоля к королю Польскому за подтверждением привилегий избран был мещанин Понедилец. Прибыв в Варшаву и получив грамоту от короля, Понедилец начал собираться домой. В это время к королю является заслуженный польский воин – Лукашик и просит о дарении какого-либо поместья. Король вспомнил про Мотоль и предложил Лукашику: «Если вы сумеете догнать Понедильца и отобрать подписанную мною грамоту, то Мотоль будет вашим». Один из слуг рассказал об услышанном Понедильцу, и тот, предупрежденный о затеянном на него нападении, отправился в дорогу. Вслед за ним отправилась погоня. Зная об этом, Понедилец старался запутать свои следы и потайными тропами добирался в Мотоль. Придя домой, он отдал грамоту жене и приказал быстро спрятать ее в повойник.

Лукашик c подчиненными пришел в Мотоль, нашел Понедильца, обыскал его и весь дом, причем Понедилец сказал яму: «Вам, Лукашик, есть кашу с маслом, а не с Понедильцем бороться». Не найдя грамоты, поляки убили Понедильца и вернулись в Варшаву ни с чем...

Во время правления в России императрицы Екатерины, после раздела Польши, вся местность была присоединена к Российской Империи, и мотоляне, неизвестно по каким причинам, не поехали к императрице Екатерине за подтверждением привилегий.

10.jpg

11.jpg

Отныне они вошли в состав Государственных крестьян, и несколько раз потом при царях Павле, Николае I, Александре II они ездили в Петербург просить освобождения от налогов, но все их усилия были напрасными.

Все вышеприведенные свидетельства М. Сакович очень важны, ведь, к сожалению, сами грамоты о привилегиях до нашего времени не сохранились. Согласно рассказам старожилов, они долгое время находились то у войта, то в гмине, а во время Великой Отечественной войны сгорели. Правда, косвенно сведения о Магдебургском праве упоминаются в донесении станового 2-го мирового участка Кобринского уезда по делу «О взыскании процентов с крестьян погорельцев м. Мотоль при займе денег от мещан-евреев (август - сентябрь 1879 г.)»: «...Имели, кроме этого, процесс с помещиком и казною о Мотольском озере и Магдебургском праве, даренном им вроде бы королем...»

Летом 1864 г. пожаром была уничтожена половина местечка, властями были выделены деньги на ее восстановление, но пошли они на строительство Спасо-Преображенской церкви.

12.jpg

13.JPG

После Октябрьской революции, гражданской и советско-польской войн Мотоль оказался в составе Польши.

Вторая мировая война оставила многочисленные трагические следы в жизни Мотоля и мотолян.

В послевоенные годы Мотоль развивался, сохраняя при этом следы центра ремесленного производства. Издавна богат Мотоль своими талантами. Славой своей обязан он мастерству ткачих, портных, резчиков по дереву. Мотольские кожухи и рушники известны не только в нашей стране, но и за ее пределами. Мотоляне сберегли свою самобытную культуру, не дали ей затеряться в веках, донесли до сегодняшнего дня. Чтобы сохранить такое богатство, в 1995 г. был открыт музей народного творчества, основное направление деятельности которого – сбор, изучение, сохранение и возрождение материальной и духовной культуры Западного Полесья.