- Разве ж это деревня! - воскликнул наш водитель, когда мы вкатились на деревенскую улицу Мотоля. Современные коттеджи, обитые сайдингом, десятки магазинов, на главной площади - универмаг, два кафе и двухэтажная гостиница. Ивановский район Брестской области, 340 километров от Минска, полесская глушь - и тут такое!

Центр этой деревни напоминает город, хотя городом Мотоль не был никогда.
Центр этой деревни напоминает город, хотя городом Мотоль не был никогда.

- А еще у нас есть две больницы, своя ветлечебница и рыбный цех, - рассмеялся нашим удивленным взглядам председатель сельсовета Сергей Пилипович.

Нетипичный для деревни универмаг. Остался с советского времени.
Нетипичный для деревни универмаг. Остался с советского времени.

- У нас же 4000 человек живет - побольше, чем в некоторых районных городах. Молодежи много, многодетных семей тоже. Школьников 515 человек, а в детском саду - 129 ребятишек. Из Мотоля не уезжают ни молодые, ни старые!

На месте этого кафе в Мотоле был домик первого президента Израиля Хаима Вейцмана.
На месте этого кафе в Мотоле был домик первого президента Израиля Хаима Вейцмана.

Сергей Николаевич и директор Мотольского музея народного творчества (а в Мотоле аж четыре музея! - Авт.) Ольга Кульбеда согласились быть нашими экскурсоводами по необычной деревне.

В Мотоле две школы и больше 500 детей.
В Мотоле две школы и больше 500 детей.

В ДУБЛЕНКАХ ИЗ МОТОЛЯ ЩЕГОЛЯЛА ПАРТИЙНАЯ ВЕРХУШКА СССР

- Мотоляне всегда были зажиточными, еще с XV века. Когда в деревню приезжала Бона Сфорца, крестьяне ее встречали не в лаптях, а в сапогах и черевичках, - Ольга Григорьевна ведет нас по цветущим улочкам деревни.

Традиция всей деревней провожать покойника в Мотоле осталась.
Традиция всей деревней провожать покойника в Мотоле осталась.

Пахнет сиренью и пионами. Где-то вдалеке дерут горло петухи. То тут, то там виднеются желтые хаты с резными окнами - типичные дома в Мотоле. Но стоят они не по-деревенски плотно.

Этом местечку через 7
Этом местечку через 7

- Земля кормила деревню, но никогда не была основным источником дохода. Поэтому и участки небольшие, - объясняют мои экскурсоводы. - Мотоль знали везде из-за местных ремесленников и предпринимателей. У нас народ мастеровой и предприимчивый, всегда нос по ветру держит.

- У нас говорят: “А дэ тое Иваново? Шо коля Москвы? Не, шо коля Мотоля”, - на чудном говоре добавляет Сергей Николаевич.

- Гэто называецца "ткаты на пэрэбор", - говорит 69-летняя ткачиха Мария Васильевна.
- Гэто называецца "ткаты на пэрэбор", - говорит 69-летняя ткачиха Мария Васильевна.

- Раньше очень были популярными наши рушники, их в каждой хате ткали, - приглашает нас в гости 69-летняя ткачиха Мария Васильевна. В небольшой комнатке современного дома с микроволновкой и вай-фай-роутером, - деревянный ткацкий станок, словно доставленный на машине времени.

- На кроснах мы тчэмо на пэрэбор, - на мотольском диалекте объясняет Мария Васильевна технологию производства старинных рушников, которые словно вышиты гладью. - Как-то мои рушники возили в Италию на сувениры, так там не поверили, что это ручная работа!

А в советское время бешеную популярность Мотолю принесли «кожухи» - едва ли не вся партийная верхушка щеголяла в мотольских овечьих дубленочках!

Такой цех по пошиву кожухов был когда-то в каждой мотольской хате.
Такой цех по пошиву кожухов был когда-то в каждой мотольской хате.

- Заказов было море - от Беларуси до Дальнего Востока! Тогда у нас в каждой хате был цех. По ночам работали, потому что днем работа была в колхозе, - объясняет 78-летний мастер по кожухам Степан Малич. Он ведет нас в небольшую комнатку со швейной машинкой, где под потолком на перекладине висят готовые коричневые кожушки. - У людей по 80 тысяч рублей на книжках лежало. Многие заработали на этом будь здоров!

Спрос на кожухи есть, но его перебивают массовые турецкие дубленки.
Спрос на кожухи есть, но его перебивают массовые турецкие дубленки.

Но потом в моду вошли турецкие дубленки, и теперь кожухи в Мотоле шьет пара мастеров - да и то по особым заказам.

- Мотоль на спрос реагирует очень быстро. Как только что-то не покупается, так сразу же у нас это дело сворачивают, - объясняет Сергей Николаевич. - После развала СССР в моду вошли акриловые платки - и почти все в Мотоле стали их ткать. Денег тогда заработать было нереально. Поэтому разменной монетой и были эти платки. За них даже телевизоры покупали.

В Мотоле до сих пор шьют бурки. Работа тяжелая, но денежная.
В Мотоле до сих пор шьют бурки. Работа тяжелая, но денежная.

КОЛБАСА СО СТОЛЕТНЕЙ ИСТОРИЕЙ

- У нас полсотни индивидуальных предпринимателей и 28 частных предприятий, - говорит Сергей Николаевич, когда мы едем мимо магазинов с одеждой, автозапчастями, продуктами и даже компьютерами. В Мотоле делают заборы, чинят авто, шьют - в общем зарабатывают всем, чем возможно.

В Мотоле есть даже компьютерный магазин.
В Мотоле есть даже компьютерный магазин.

К примеру, мотолянин Павел Райкевич до сих пор делает по дедовской технологии лодки-плоскодонки. Говорит, отбоя от покупателей нет, хотя одна лодка стоит ни много ни мало - 500 долларов. Василий Куркач мастерит мини-тракторы для приусадебных участков.

Эти плоскодонки, сделанные по дедовской технологии, у мотолянина Павла Райкевича расходятся как горячие пирожки.
Эти плоскодонки, сделанные по дедовской технологии, у мотолянина Павла Райкевича расходятся как горячие пирожки.

- Я же говорю: народ предпримчивый, - улыбается Сергей Николаевич. - Даже на пенсии не сидят без дела. Вот Сергей Малич с женой вышли на пенсию - и агроусадьбу организовали «Лявониха у Ясельды». Люди к ним приезжают со всего света.

Даже на пенсии мотоляне не сидят без дела. К примеру Сергей Малич с женой открыли агроусадьбу.
Даже на пенсии мотоляне не сидят без дела. К примеру Сергей Малич с женой открыли агроусадьбу.

- Неужто все у вас тут частники?

- Есть и государственные предприятия. Например, ОАО «Агро-Мотоль» - можно сказать, градообразующее предприятие, здесь работают почти 600 человек.

Но даже колхоз в Мотоле сильно отличается от обычных: здесь разводят элитные семена картофеля, кукурузы и зерновых.

Гостиницу "Фэст" раскрасил местный худдожник. Он здесь разрисовывает множество домов.
Гостиницу "Фэст" раскрасил местный худдожник. Он здесь разрисовывает множество домов.

- Сегодня по качеству молока ждем комиссию из Евросоюза. Поэтому все немного волнуются и переживают,- говорит директор ОАО «Агро-Мотоль» Вячеслав Кашталян. - А что касается молодых специалистов, то правда - они остаются. Приезжают к нам и из ближайшего Иваново, и из Гомельской области.

Молодежи в Мотоле много: работа есть, так что и детей рожают и на родину возвращаются.
Молодежи в Мотоле много: работа есть, так что и детей рожают и на родину возвращаются.

Правда, средняя зарплата сейчас около 4,5 миллиона, но руководство говорит: будем повышать.

Частники с колхозом не конкурируют. У них своя ниша - колбасная, рыбная и хлебная. Два из трех колбасных цехов здесь частные, рыбный цех и хлебопекарня - тоже.

Колбасу здесь делают в трех цехах и по старинным технологиям.
Колбасу здесь делают в трех цехах и по старинным технологиям.

- Попробуйте кусочек, сразу поймете, что это мотольская колбаса, - угощают нас в колбасном цеху фермерского хозяйства Минюка.

Мотольские колбасы имеют почти столетнюю историю - колбасные цеха появились здесь после того, как 31-летний Степан Минюк получил в 30-х годах прошлого века специальную лицензию ремесленной школы в Бресте. Именно он первым в Мотоле начал делать колбасу на продажу. Правда, потом его предприятие национализировали. И только в 90-е здесь появились частные цеха. И организовали их потомки того самого Степана Минюка.

Первым "ковбасныком" был Степан Минюк. Его сертификат до сих пор сохранился в Мотоле.
Первым "ковбасныком" был Степан Минюк. Его сертификат до сих пор сохранился в Мотоле.

- Да, это был мой двоюродный прадед, - не без гордости показывает диплом прадеда внучатый племянник знаменитого мотолянина Андрей Иванович. У них настоящий семейный бизнес, в котором заняты жена, дети и даже внуки – они помогают клеить этикетки. - Мы стараемся готовить колбасу только по дедовским рецептам. Из добавок у нас чеснок и кориандр.

Раз в несколько лет в Мотоле проходит кулинарный фестиваль "Мотальскія прысмакі".
Раз в несколько лет в Мотоле проходит кулинарный фестиваль "Мотальскія прысмакі".

- Колбаса должна быть натуральной, - говорят в фермерском хозяйстве. - В хорошие времена мы выпускали 2,5 тонны колбас в день. Колбаса идет по всей Беларуси и даже в Россиию. Сейчас работу немного подкосила африканская чума: из-за нее в Польше не можем сырье купить. Но, думаем, справимся.

Вот такие шедевры демонстрируют в деревне во время кулинарного фестиваля "Мотальскія прысмакі"
Вот такие шедевры демонстрируют в деревне во время кулинарного фестиваля "Мотальскія прысмакі"

- Наверняка… Вы посмотрите, какие авто! - восклицает наш водитель, когда из-за поворота по проселочной дороге неспешно едет дорогой кабриолет. Дорогих автомобилей здесь, к слову, много - на улицах Мотоля мы видели Mercedes-Benz S-класса, Mercedes-Benz Gelаndеwagen. Стоимость таких авто может доходить до 100 тысяч долларов.В деревне предпринимателей, которые делают колбасу, называют «коўбасныки». Говорят, что они зарабатывают ого-го!

А этой агроусадьбой владеет хозяин кондитерского цеха, который тоже в Мотоле.
А этой агроусадьбой владеет хозяин кондитерского цеха, который тоже в Мотоле.
Такие интерьеры в можно увидеть, казалось бы, в глуши Полесья.
Такие интерьеры в можно увидеть, казалось бы, в глуши Полесья.

- Откуда ж такая не типичная для белорусов предприимчивость? - удивляюсь после экскурсии я.

- Есть версия, что мотолян бизнесу и предпринимательству научили евреи, - объясняют мои экскурсоводы. - Ведь здесь до войны жило 1,5 тысячи евреев - третья часть населения. Но фашисты всех расстреляли, никого не осталось... А деловая жилка сохранилась.

Источник: kp.by
108